Главная О себе Статьи Фотографии Теория Кинорубка

Главная > Кинорубка > Морфий



Популярные статьи
Метро
Кочегар
Утомленные солнцем-2
Стиляги









Морфий. Рецензия.

Морфий Морфий

Продолжительность: 112 мин.
Жанр: драма
Режиссер:Алексей Балабанов
Сценаристы: Сергей Бодров (младший)
Оператор: Александр Симонов
Композиторы:
Художник: Павел Пархоменко
Продюсеры: Сергей Сельянов
Год выпуска: 2008
Актеры: Леонид Бичевин, Ингеборга Дапкунайте, Андрей Панин, Светлана Письмиченко, Катарина Радивоевич, Юрий Герцман, Александр Мосин
----------------------------------------------------------------------------------------

А мне морфию все мало...

Сергей Сельянов, Ингеборга Дапкунайте, Алексей Балабанов
Сергей Сельянов, Ингеборга Дапкунайте,
Алексей Балабанов

После чернушного «Груза-200» от Алексея Октябриновича можно было ожидать чего угодно. Но интуиция подсказывала, что тенденция, которая наметилась еще в «Жмурках» в виде шуточек с ножичком, поворачиваемым в животе, а потом давшая целый фейерверк извращений в «Грузе», найдет свое логическое завершение в показе полноценного расчленения. Смачно, красочно, на всю ширину экрана.
В конце концов, справедливо ли это, что лавры самого монстроидального режиссера, создающего рвотно-рефлекторные фильмы, принадлежит москвичке Светлане Басковой?
С выходом на экран нового фильма Балабанова «Морфий» стало понятно, что эти предчувствия были небезосновательными.


Ампутация в прямом эфире


Сценарий для фильма «Морфий» написал Бодров-младший. Говорят, хотел снимать картину сам, но не успел. В основу повествования положено одноименное произведение Михаила Булгакова, обогащенное некоторыми историями из «Записок юного врача».

Сюжет фильма прост. Поздней осенью 1917-го в провинциальную больницу под Угличем приезжает из Москвы новый доктор Михаил Поляков. По всему видно, что практического опыта у него не много. Чуть ли ни каждый шаг ему приходиться украдкой сверять с учебниками. Но, слава богу, рядом фельдшер, который собаку съел в своем деле. Подскажет, если что не так.

И вот перед нашими глазами разворачивается картина суровых врачебных будней. А суровые они не только потому, что медицина начала двадцатого века умудрялась обходиться без УЗИ, одноразовых инструментов и антибиотиков. Но еще и по причине пристрастия режиссера к смакованию всякого рода натуралистических подробностей.
Если Балабанов почувствовал запах крови, то его уже не остановят ни святое распятие, ни осиновый кол. Поэтому зрителям, хочешь – не хочешь, а приходиться наблюдать за приемом осложненных родов, с засовыванием руки по локоть в матку. Разрезанием горла ребенку. Ампутация ноги…

В последнем случае Балабанов оторвался по полной.
Кровища. Превращенная в страшное месиво женская конечность. Ножовка, издающая ужасающий звук, перепиливая кость. В общем, все как заказывали. В прямом эфире. Глаза от экрана иногда приходилось отводить.

Жертва морфина


Правда, на этот раз эпатирование зрителей, похоже, не являлось для режиссера самоцелью. Ведь шок – что ни говорите – тоже выразительное средство.
Параллельно развивается другая история.
Так получилось, доктор постепенно подсел на морфин. Благо его запасов в аптеке предостаточно. Сначала изредка, потом все чаще, он впрыскивает в себя этот эликсир суррогатного счастья и улетает в страну, где не существует никаких проблем. Но проблемы начинают появляться в реальной жизни.

Трясущиеся перед операцией руки удается успокоить только с помощью очередной порции наркотика. Его требуется все больше. Чтобы фельдшер не заметил пропажи препарата, Поляков начинает засыпать в пустые бутылочки обычный сахар. Напряжение нарастает. Вот-вот разразиться скандал.

Ингеборга Дапкунайте
Ингеборга Дапкунайте
Нездоровую тягу доктора к наркотику первой замечает сестра милосердия Анна Николаевна. Но она симпатизирует молодому врачу. И вскоре оказывается с ним в одной постели.

С точки зрения драматургии первая половина фильма сделана практически безупречно. Действие захватывает и с нарастающей скоростью несет зрителей к развязке.

Но здесь первая закавыка. Фильмы про наркоманов заканчиваются одинаково. По принципу – все умерли. А как иначе? Можно ли представить себе хэппи-энд в рамках столь скользкой темы? Боюсь, что в любом случае, его не допустит комитет по наркоконтролю.
Поэтому исход дела, в целом, предсказуем с самого начала. Все это, хоть немного, но снижает силу закручиваемой интриги.

Исторический фон


Балабанов не был бы самим собой, если бы и в «Морфии» не попытался живописнуть ее величество эпоху. Тем более, что действие фильма происходит в такой знаковый для России момент.
В «Грузе» исторический фон был на столько подробен и тенденциозен, что перевесил в смысловом отношении все деяния маньяка.
Морфий в этом смысле выглядит более сбалансированным. Если среда, в которой живут герои, показывается тщательно, фактурно и живописно, и это только усиливает ощущение реальности происходящего, то социальные брожения в обществе, обозначаются весьма фрагментарно.

Если верить Балабанову, ламинарное течение жизни в российской провинции продолжалось после Великого Октября еще очень долго. Никаких предпосылок приближающихся потрясений или хотя бы намека на них в фильме нет. Революционная буря приходит нежданно-негаданно. В виде поджога крестьянами барской усадьбы вместе со всеми ее обитателями.

Не знаю, на сколько это верно с исторической точки зрения, но вот с точки зрения драматургии – это еще один просчет. Вспомним, например, как Боб Фосс филигранно показал приход нацистов к власти в своем фильме «Кабаре». Нет бы Балабанову, поучиться у классиков.

Не обойден в «Морфии» вниманием и еврейский вопрос. Выдуманный режиссером персонаж– пронырливый врач Горенбург– сначала проворачивает какие-то делишки с морфием, развлекает философскими беседами местных помещиков, а затем, облачившись в комиссарскую кожанку, предводительствует солдатами в деле экспроприации экспроприаторов. Оно и понятно. Во всем виноваты жиды…

Конец


Финал фильма стремителен. Обгоревшим на пожаре людям для облегчения страданий вводят морфин. Но в бутылках уже давно вместо морфия сахар. Пациенты тут же умирают. Эта трагедия побуждает Полякова податься в город на лечение.
Однако в городе уже бесчинствует советская власть. Пьяные, вооруженные солдаты и матросы шатаются по улицам и вытворяют все, что им вздумается.

С лечением у главного героя дела идут плохо. С «Советами» отношения тоже не заладились. Новые порядки явно не по душе бывшему врачу.
Оторвавшись от погони красноармейцев, он заходит в кинотеатр, вкалывает очередную порцайку наркотика, и под заливистый смех зрительного зала пускает себе пулю в лоб. А точнее, в шею. То есть, наркомания и революция до добра не доводят.

В целом, фильм смотрится с интересом. Основные персонажи убедительны. А чего еще мы вправе требовать от кино? Новых идей? Но это было бы уже слишком…

Наверняка найдутся люди, которых возмутят сцены «потрошения» или «полужесткого секса». Или те, кто скажут, что фильм не имеет никакого отношения к Булгакову. Вполне допускаю, что в их словах есть доля истины.

Слышал, как известный питерский кинокритик Михаил Трофименков сказал Балабанову после просмотра: восхитительная картина, поздравляю!

Я в детстве кошек мучить не любил, поэтому мой вердикт будет более сдержанным: хороший, добротный фильм в формате «Закрытого просмотра» на ОРТ.

Оценка: 7 (по 10-бальной системе)

Валерий Мишаков











Главная | О себе | Статьи | Фотографии | Теория творчества | Кинорубка

Copyright © Valery Mishakov   Email:  mishakov@inbox.ru
Сайт Валерия Мишакова