Главная О себе Статьи Фотографии Теория Кинорубка

Главная > Кинорубка > Фильм "Солнечный удар" рецензия



Популярные статьи
Груз 200
Кочегар
Утомленные солнцем-2
Стиляги







Фильм "Солнечный удар" рецензия

Удалось ли Михалкову реабилитироваться после провального "УС-2"?


Солнечный удар
Продолжительность: 175 мин.
Жанр: драма

Режиссер:Никита Михалков

Сценаристы: Никита Михалков, Владимир Моисеенко, Александр Адабашьян, ...

Оператор: Владислав Опельянц
Композитор: Эдуард Артемьев
Художник: Валентин Гидулянов

Продюсеры: Леонид Верещагин, Никита Михалков
Год выпуска: 2014

Актеры: Мартиньш Калита, Виктория Соловьева, Сергей Серов, Алёна Спивак-Бычкова, Наталья Суркова, Денис Васильев, Ксения Попович, Олег Граф , Вадим Головко, Андрей Попович


Я покривил бы душой, если бы сказал, что новую картину Никиты Михалкова "Солнечный удар" ожидал с каким-то особым нетерпением. Впечатление от предыдущей его работы - «Утомленных солнцем-2» - оказалось настолько безрадостным, что где-то в глубине души я был готов увидеть подтверждение давно вращающейся в ноосфере мысли о безвременной кончине Никиты Сергеевича, как большого режиссера.

И дело тут, конечно, не в качестве фильма. Провалы и невезения бывают у любого даже самого гениального художника. В «УС-2» Михалков предстал режиссером, который на территории совершенно не свойственной ему стилистики не контролирует коннотаций собственных художественных высказываний. Этаким музыкантом в одночасье потерявшим слух и выдающим вместо гармонии звуков чудовищную какофонию.

Учтет ли Михалков ту критику, которая обрушилась на его голову? Сумеет ли доказать в новом фильме, что еще способен быть властителем умов своих соотечествеников?


История, рассказанная нам авторами фильма «Солнечный удар», сплетена из двух сюжетных линий.
В первой мы видим потерпевших крах белогвардейцев, томящихся в пересыльном лагере и ожидающих от большевиков решения своей участи. «Как подобное могло произойти», постоянно задает себе вопрос поручик - главный герой фильма. Тут даже не самый проницательный зритель понимает, что решению именно этого вопроса будут посвящены три часа экранного времени.

Сначала, возникает предположение, что ответ будет дан во второй истории, - истории неожиданно вспыхнувшей любви - к которой поручик возвращается в своей памяти.

А история эта, сообразуясь с теорией контрапункта, неминуемо должна быть слащавой, высокоморальной. О красивых людях и их высоких духовных ценностях. О молочных реках и кисельных берегах. Одним словом, о «России, которую мы потеряли».

И первые полтора часа, казалось бы, оправдывают эти ожидания. Даже изобразительно, светлая, воздушная картинка романтического «вчера» противопоставляется режиссером мрачной, холодной атмосфере мерзопакостного «сегодня».
В этой части фильма можно предъявить претензии разве что к излишне подробному рассказу о любовной интрижке, перегруженному второстепенными персонажами, ненужными деталями, избитыми метафорами. Что делает повествование откровенно скучноватым.

Чужеродным элементом, к примеру, смотрится символическая погоня главного героя за голубым шарфом, и, особенно, участие в ней мультяшных голубей.

Кадр из фильма Солнечный удар
Мартиньш Калита
в роли поручика

Но начиная со сцены ужина поручика с факиром, происходят странные метаморфозы. Дворянин и офицер начинает себя вести, как биндюжник в пивной. Сидя за столом в ресторане, он жрет водку, разговаривает с набитым ртом, жестикулирует, как Ленин на втором партсъезде. Только что не срыгивает. И беседуют они не о чем-нибудь, а о высоких манерах парижского общества.

Допившись до поросячьего визга, главный герой засыпает прямо на столе, а когда сознание к нему возвращается, решает, что настал самый подходящий момент объясниться со своей возлюбленной. Видимо, так у них у благородных принято. Встретив свою зазнобу на палубе, он не находит ничего лучшего, как в стиле незабвенного Ипполит Матвеича закричать: «Поедемте в номера»!

Даже в наше далекое от благородства время в таких случаях приличному человеку, прежде чем поставить подножку и завалить даму на раскладушку, полагалось поговорить о погоде, выдать на-гора пару комплиментов.

Также не совсем понятно, зачем героям-любовникам непременно нужно сходить с парохода и направляться в город. Неужели каюта подходит для секса меньше, чем номер в провинциальной вонючей гостинице? Неужели, бравый офицер опасался в порыве страсти раскачать пароход?

Кадр из фильма Солнечный удар
Виктория Соловьева в
главной женской роли
Но, что еще более удивительно, замужняя дама тут же соглашается. Вероятно, она только и ждала предложения пьяного хама, чтобы осуществить с ним эротические фантазии.
Оказавшись один на один в номере, не теряя времени, она без слов скинула платье и вверила себя заботам растерявшегося от такого оборота дел офицера.
Далее стало понятно, что дамочка была не иначе как воспитанницей института благородных девиц. Поскольку виртуозно владела позой наездницы и прочими изысками любовных утех.

Понимал ли Михалков, что за историю он рассказывает? И как она будет стыковаться в смысловом отношении с первой линией сценария?
Мне кажется, что противопоставление большевистскому террору рассказа о том, как офицер оттрахал в пьяном виде замужнюю даму, выглядит несколько странно.

Поскольку я считал Бунина автором психологически тонким, у меня возникло непреодолимое желание посмотреть, действительно ли он написал это безобразие.

Оказалось, ничего подобного. Рассказ «Солнечный удар» начинается с предложения офицера поехать в гостиницу. Но предыстория опущена. А она несомненно имела место. То есть, вся кривая подводка к этому моменту - целиком творчество Михалкова. Также совсем по-другому у Бунина ведет себя дама в гостинице.

Теперь вернемся к линии белогвардейцы – большевики. Динамики в ней тоже не много, поскольку ничего по ходу фильма там не происходит. История с фотографированием служит лишь хлипкой подпоркой для сюжета, а конфликт с офицером, который подбивает белогвардейцев к бунту, только слегка обозначен.

Здесь же опять, как я полагаю, михалковская придумка. Полковник, закладывает большевикам своего боевого товарища. Это человек, в голову которого всю жизнь вбивали понятие о «чести офицера»… Не верю.

Уже с того самого момента, когда я понял, что в любовной истории не будет дан ответ на главный вопрос фильма - «как Россия докатилась до жизни такой» - со всей отчетливостью прорисовался и финал фильма. При такой конструкции сюжета он просто не мог быть иным.

Но кто в таком случае даст ответ на вопрос, который по ходу фильма задавался раз десять? По задумке автора, ответ должен найти сам зритель. А по пути зрителю даются подсказки в виде отдельных реплик персонажей.

Мальчик Егорий выдает, например, монолог на тему о происхождении человека. «Неужели и царь, и царица тоже от обезьяны произошли, а не Богом созданы?» Как бы, намекая, что виноват во всем Дарвин.

Но более громкий хор голосов подкидывает другую идею, куда более политически актуальную. Во всем виноваты либералы, которые вместо того, чтобы вешать на реях бунтовщиков, вели пустопорожние разговоры о гуманизме.

Этот способ создания месседжа, кстати, очень любил покойный Герман. Еще он говорил, что хороший фильм ставит перед зрителем вопросы и не дает на них ответы.
Этому германскому критерию «Солнечный удар» вполне соответствует, но назвать его хорошим фильмом язык не поворачивается.

Во-первых, две линии сюжета плохо согласованы друг с другом в смысловом отношении.
Во-вторых, выбранная драматургическая схема не согласована с длительности фильма. Для того, чтобы она заиграла, нужно, по крайней мере, вдвое сократить экранное время. Либо накручивать дополнительные драматические конструкции.
В-третьих, в «Солнечном ударе», в меньшей степени, чем в «УС-2», но все-таки присутствует фальшивость во многих кадрах. Те же образы большевиков настолько карикатурны, что с трудом вписываются в рамки драматического произведения. Особо следует отметить новую страсть Никиты Сергеевича к заимствованию зрительных образов. Тут и детская коляска, катящаяся вниз по лестнице а-ля Эйзенштейн, и движущиеся части паровой машины, символизирующие половой акт (образ настолько уже истертый, что по своей пошлости сравнявшийся с рифмой «любовь – кровь»).

Кадр из фильма Солнечный удар
Мириам Сехон в роли Землячки
Игру актеров тоже, к сожалению, можно занести только в пассив режиссеру. На этот раз он сделал значительные усилия над собой – это следует отметить – не стал снимать себя, своих родственников и друзей. Адабашьян не в счет. Пригласил новых актеров. Но только, пожалуй, образ главной героини и образы белогвардейцев второго плана можно признать убедительными. Главный герой, все большевики, включая Георгия Сергеевича, студент с фотоаппаратом – все мимо.

Так какой итог?

Однажды автомобильный магнат Форд сказал по поводу нашей «Волги»: «Это уже не трактор, но еще не машина». «Солнечный удар» это уже не «УС-2», но до «Неоконченной пьесы для механического пианино» ему очень далеко.




Оценка фильма "Солнечный удар": 6 (по 10-бальной системе)

Валерий Мишаков











Главная | О себе | Статьи | Фотографии | Теория творчества | Кинорубка

Copyright © Valery Mishakov   Email:  mishakov@inbox.ru
Сайт Валерия Мишакова