Главная О себе Статьи Фотографии Теория Кинорубка

Главная > Статьи > Отец «Кулинарного техникума»



Популярные статьи
Универсальный гений
Как выбрать фильтр для воды
Маресьев от живописи
Электровелосипед - знакомтесь!







Отец «Кулинарного техникума»

Академик восьми российских и международных академий, «Человек 1999 и 2001 года», «Выдающийся человек XX столетия» Вениамин Сквирский разнообразием своих интересов способен удивить кого угодно. Ученый, изобретатель, литератор и артист в одном лице, он имеет столько наград и почетных званий, что перечислить их полностью не могут даже пухлые тома энциклопедий.
Но мало кто знает, что благодаря его талантам писателя-сатирика на свет появились такие легендарные персонажи, как старушки Авдотья Никитична и Вероника Маврикиевна. И заблистали на эстраде никому не известные артисты Геннадий Хазанов, Клара Новикова и Илья Олейников.



«Райкин спас меня от тюрьмы»


Литературным творчеством Вениамин Яковлевич увлекся в студенческие годы. Он начал писать фельетоны и очень быстро стал одним из самых популярных в Ленинграде авторов этого жанра. Но настоящая известность пришла к Сквирскому после того, как он стал работать с Аркадием Райкиным.
Познакомились они при весьма драматичных обстоятельствах.

- Я приехал в Ялту на машине, – вспоминает Вениамин Яковлевич. - Спускался с какой-то горы, как вдруг на дорогу выскочила женщина. Отвернуть не удалось, и я очень сильно ударил ее бампером. Потом выяснилось, что это была местная бомжиха-алкоголичка. Травмы оказалось серьезными. Ее увезли в больницу. А местный следователь, ненавидевший приезжих как класс, пообещал посадить меня на 10 лет. Нужно было искать выход из тяжелой ситуации.

В этот момент в Ялту приехал Райкин со своим «Театром-миниатюр». А я дружил с некоторыми актерами его труппы. Вот они и предложили познакомить меня с Аркадием Исааковичем. Дескать, Райкин человек добрый. Может быть, чем-то и поможет. В назначенное время я пришел на актерский пляж, где Райкин загорал, сидя в шезлонге. Начал читать свои фельетоны. Через пять минут он уже хохотал на всю округу. Тут-то мои знакомые поведали Аркадию Исааковичу печальную историю о дорожно-транспортном происшествии, и он охотно согласился помочь.

На следующий день мы приехали с ним в отделение милиции. Открыли дверь в кабинет начальника: «Извините, к вам можно». «Закройте дверь» – грозно рявкнул милиционер, не подымая головы от бумаг.
Райкин еще раз повторил вопрос. Начальник бросил взгляд на назойливых посетителей. И сразу впал в шоковое состояние:
«Аркадий Исаакович, это вы?»
Он начал бегать по комнате, суетиться, предлагать кофе. Вел себя совершенно неадекватно. Через десять минут моя проблема была улажена. Так Райкин спас меня от тюрьмы, а я стал его постоянным автором.

Женщины сходили с ума


В общей сложности Сквирский написал тексты к шести спектаклям Райкина. В том числе к спектаклю «Древо жизни», за который Аркадий Исаакович впоследствии получил Ленинскую премию.

- Угодить Райкину было очень сложно. Он имел такую интересную манеру, – Вениамин Яковлевич достает из письменного стола исчерканный вдоль и поперек черновик. - Вот посмотрите. Он брал рукопись и начинал придираться к каждому слову. После правки живого места на страницах не оставалось. А потом, в ходе работы, почти всегда возвращался к первоначальному варианту.

Вообще, Аркадий Исаакович был очень сложным человеком. Тщеславным, но фантастически гениальным. Добрым, но, в то же время, скуповатым. Артистам своим платил мало. Звания придерживал. Но при этом обладал какой-то совершенно сумасшедшей аурой. Многие знают его исключительно по кино, но, к сожалению, пленка сохранила только малую часть его обаяния. Очень любил женщин. Донжуан был блистательный. А вот друзей у него практически не было. На «ты» он разговаривал только с двумя людьми – Товстоноговым и писателем Хазиным.

Часто по вечерам он назначал мне встречи на углу Скороходова и Каменноостровского, возле огромной освещенной витрины «Чулки-Носки». Мы подолгу стояли, о чем-то беседовали. Райкин не столько интересовался разговором, сколько смотрел по сторонам и наблюдал за реакцией прохожих. Люди, неожиданно узнававшие своего кумира, впадали в оцепенение, теряли дар речи. Очень это ему нравилось.

Интриги Жванецкого


Примерно 1966 году к нам в город приехал одесский театр. Карцев и Ильченко пришли показаться Райкину, и он их принял в «Театр-миниатюр». Но вот про Жванецкого король сатиры и слышать не хотел. Называл его творчество - «одессчиной». Вероятно, уже тогда он видел в талантливом авторе конкурента. Жванецкий перебрался в Ленинград, но жить ему было негде. Одно время он ночевал у Сквирского, потом еще у кого-то. Денег не было. Работы тоже.
Тогда Вениамин Яковлевич стал уговаривать Райкина взять Жванецкого хотя бы завлитом. Скрепя сердце, Аркадий Исаакович согласился.

После этого пять лет – пока Райкин со Жванецким не поссорились – «Театр миниатюр» для сочинений Сквирского вдруг оказался закрытым. Он приносил новые скетчи, отдавал своему другу Мише, и на этом все кончалось. В спектакли попадали только вещи самого Жванецкого.
Но в какой-то момент Райкин начал ревновать Мишу к славе. И они расстались. Буквально на следующий день Райкин позвонил Сквирскому и предложил продолжить совместную работу.

Провокация для КГБ


Райкин был единственным в стране человеком, которому удавалось сказать хоть какую-то правду. Народ его обожал. Но партийные функционеры, за редким исключением, сатирика ненавидели. Романов в Ленинграде, Гришин в Москве старались сделать существование Райкина невыносимым.

- Когда запретили наш спектакль «Дерево жизни» - вспоминает Вениамин Сквирский - Аркадий Исаакович решил искать правду в столице. Поехал на прием в московское управление культуры. Там один из чиновников, которого Райкин считал своим учеником, продержал его два часа в приемной, а потом наговорил всяких гадостей. После этого у Райкина случился инфаркт. Его положили в больницу. Ситуация была критической. И тут мне в голову пришла авантюрная идея, которой я поделился с Аркадием Исааковичем. После долгих колебаний, он ее одобрил.

Дело в том, что всем были известны дружеские отношения сатирика с венгерским лидером Яношем Кадаром. А за мной в те времена присматривал КГБшник по имени Гена. Крутился вокруг да около. Что-то постоянно вынюхивал. Я взял и сообщил этому Гене: « Вы знаете, я порядочный человек и никогда никого не закладывал, но в данном случае я не считаю, что в праве промолчать. Райкин хочет сменить гражданство и уехать в Венгрию в случае, если не выпустят его спектакль». Гена пулей умчался со встречи докладывать, куда следует. И ровно через четыре дня спектакль разрешили.

Неблагодарность Хазанова


В 1974 году в Северном Бору проходил семинар писателей сатириков. «Клубок целующихся змей» - как они сами его называли. К Сквирскому подошел скромненький парнишка, выпускник эстрадно-циркового училища Геннадий Хазанов и попросил писателя дать ему какой-нибудь текст. Вениамин Яковлевич предложил написанный вместе с Владимиром Синокевичем еще в 1954 году фельетон для капустника «Студенты агитаторы», в который входил монолог студента кулинарного техникума. Чуть позже в Киеве никому неизвестная, но очень настойчивая девочка Клара Новикова упросила Сквирского написать что-нибудь лично для нее.

- У меня есть парень Серега – объяснила Клара. – И я хочу, чтобы он знал.
- Что знал? – переспросил Сквирский.
- Ну, чтобы знал...
Что имела в виду девушка, так и осталось загадкой. Но на другой день фельетон для нее был готов. Он назывался «Чтобы знал».

А через несколько месяцев на всесоюзном конкурсе артистов эстрады Геннадий Хазанов и Клара Новикова разделили между собой первое место. Они оба читали тексты Сквирского. Это был совершенно уникальный случай в истории конкурса, потому что за предыдущие восемь лет первые места вообще никому не присуждались.
Хазанов моментально стал популярным.

- Но вдруг я узнаю – продолжает Сквирский, - что гонорар за фельетон почему-то получает Арканов. Приезжаю к нему с претензией и выясняется, что Хазанов принес ему мой текст и сказал, что это народный юмор. Просил написать «шапку». Сам Арканов, готов был отдать мне гонорар, но просил не разглашать историю. Я ему этого не обещал.
С тех пор с Хазановым не разговариваю. Правда, две недели назад на радиостанции «Эхо Москвы» он впервые сумел выговорить, что автором «Кулинарного техникума» все-таки был я.

Пусть знаменитости запасаются валидолом


За свою жизнь Вениамин Яковлевич написал более 500 произведений для эстрады, два романа и 21 пьесу для театра.
Вместе с Ширвиндтом приложил руку к созданию таких легендарных персонажей как Авдотья Никитична и Вероника Маврикиевна. А в Кишеневе встретил сутулого усатого мальчика по фамилии Клявер, у которого была такая страшная дикция, что понять смысл произносимых им слов было невозможно. Сквирский подарил ему фельетон, после чего юноша превратился в известного всем Илью Олейникова. Когда Сквирский приезжал в Кишенев, отец Олейникова – очень колоритный человек – возил его по городу на мотоцикле и кричал во все горло: «посмотрите, этот человек пишет для моего дурака-сына».

Да что там говорить, до 1980-го года на эстраде не было ни одного известного исполнителя, который бы не имел в репертуаре произведений Сквирского…
В ближайшее время в планах Вениамина Яковлевича - издание тысячастраничных мемуаров. Очень многим нынешним знаменитостям перед прочтением придется запастись валидолом.


Валерий МИШАКОВ (газета "Московский Комсомолец в Питере" 12.12.2007г.) Фото автора




Вениамин Сквирский преуспел не только на поприще литературы.
О его научном и изобретательском творчестве читайте ЗДЕСЬ






Главная | О себе | Статьи | Фотографии | Теория творчества | Кинорубка

Copyright © Valery Mishakov   Email:  mishakov@inbox.ru
Сайт Валерия Мишакова